Ez az oldal sütiket használ

A portál felületén sütiket (cookies) használ, vagyis a rendszer adatokat tárol az Ön böngészőjében. A sütik személyek azonosítására nem alkalmasak, szolgáltatásaink biztosításához szükségesek. Az oldal használatával Ön beleegyezik a sütik használatába.

Hírek

Ahmatova, Anna Andrejevna: Tajne zanata (Тайны pемесла Szerb nyelven)

Ahmatova, Anna Andrejevna portréja

Тайны pемесла (Orosz)


1. ТВОРЧЕСТВО

Бывает так: какая-то истома;
В ушах не умолкает бой часов;
Вдали раскат стихающего грома.
Неузнанных и пленных голосов.
Мне чудятся и жалобы и стоны,
Сужается какой-то тайный круг,
Но в этой бездне шепотов и звонов
Встает один, все победивший звук.
Так вкруг него непоправимо тихо,
Что слышно как в лесу растет трава,
Кaк по земле идет с котомкой лихо...
Но вот уже послышались слова
И легких рифм сигнальные звопочки,–
Тогда я начинаю понимать,
И просто продиктованные строчки
Ложатся в белоснежную тетрадь.

2

Мне ни к чему одинческие рати
И прелесть элегических затей.
По мне, в стихах все быть должно некстати,
Не так, как у людей.

Когда б вы знали из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда,
Как желтый одуванчик у забора,
Как лопухи и лебеда.

Сердитый окрик, дегтя запах свежий,
Танитсвенная плесень на стене...
И стих уже звучит, задорен, нежен,
На радость нам и мне.

3. МУ3А

Как и жить мне с этой обузой,
А еще называют Myзoй,
Говорят: «Ты с ней на лугу...»
Говорят: « Божественный лепет...»
Жестче, чем лихорадка, оттреплет,
И опять весь год ни гу-гу.

4. ПОЭТ

Подумаешь, тоже работа, –
Беспечное это житье:
Подслушать у музьки что-то
И выдать шутя за свое.

И чье-то веселое скерцо
В какие-то строки вложив,
Поклясться, что бедное сердце
Так стонет средь блещущих нив.

А после подслушать у леса,
У сосен, молчальниц на вид,
Пока дымовая завеса
Тумана повсюду стоит.

Налево беру и направо,
И даже, без чувства вины,
Немного у жнзни лукавой,
И все – у ночной тишины.

5. ЧИТАТЕЛЬ

Не должен быть очень несчастным
И, главное, скрытным. О нет! –
Чтоб быть современнику ясным,
Весь настежь распахнут поэт.

И рампа торчит под ногами,
Все мертвенно, пусто, светло,
Лайм-лайта холодное пламя
Его заклеймило чело.

А каждый читатель как тайна,
Как в землю закопанный клад,
Пусть самый последний, случайный,
Всю жизнь промолчавший подряд.

Там все, что природа запрячет,
Когда eй угодно, от нас.
Там кто-то беспомощно плачет
В какой-то назначенный час.

И сколыко там сумрака ночи,
И тени, и сколько прохлад,
Там те незнакомые очи
До света со мной говорят,

За что-то меня упрекают
И в чем-то согласны со мной
Taк исповедь льется немая,
Беседы блаженнейший зной.

Наш век на земле быстротечен
И тесен назначенный круг,
А он неизменен и вечен –
Поэта неведомый друг.

6. ПОСЛЕДНЕЕ CTИXOTBOРЕНИЕ

Одно, словно кем-то встревоженный гром
С дыханием жизни врывается в дом,
Смеется, у горла трепещет,
Н кружится, и рукоплещет.

Другое, в полночной родясь тишине,
Не знаю откуда крадется ко мне,
Из зеркала смотрит пустого
И что-то бормочет сурово.

А есть и такие: средь белого дня,
Как будто почти что не видя меня,
Струятся по белой бумаге,
Как чистый источник в овраге.

А вот еще: тайное бродит вокруг –
Не звук и не цвет, не цвет и не звук, –
Гранится, меняется, вьется,
А в руки живым не дается.

Но это!... по капельке выпило кровь,
Как в юности злая девчонка – любовь,
И, мне не сказавши ни слова,
Безмолвием сделалось снова.

И я не знавала жесточе беды.
Ушло, и его протянулись следы
К какому-то крайнему краю,
А я без него... умираю.

7. ЭПИГРАММА

Могла ли Биче словно Дант творить,
Или Лаура жар любви восславить?
Я научила женщин говорить...
Но, боже, как их замолчать заставить!

8. ПРО СТИХИ

Владимиру Нарбуту

Это – выжимки бессонниц,
Это – свеч кривых нагар,
Это – сотен белых звонниц
Первый утренний удар...
Это – теплый подоконник
Под черниговской луной,
Это – пчелы, это – донник,
Это – пыль, и мрак, и зной.

9

Осипу Мандельштаму

O, как пряно дыханье гвоздики,
Мне когда-то приснившейся там –
Там, где кружатся Эвридики,
Бык Европу везет по волнам;
Там, где наши проносятся тени,
Над Нeвoй, над Нeвoй, над Невой;
Там, где плещет Нева о ступени, –
Это пропуск в бессмертие твой.
Это ключики от квартиры,
О которой теперь ни гу-гу...
Это голос таинственной лиры,
На загробном гостящей лугу.

10

Многое еще, наверно, хочет
Быть воспетым голосом моим:
То, что, бессловесное, грохочет,
Иль во тьме подземный камень точит,
Или пробивается сквозь дым.
У меня не выяснены счеты
С пламенем, и ветром, и водой...
Оттого-то мне мои дремоты
Вдруг такие распахнут ворота
И ведут за утренней звездой.

1936-1960



KiadóЛeниздат
Az idézet forrásaAнна Ахматова: Стихотворения и поэмы, стр. 329-333.
Megjelenés ideje

Tajne zanata (Szerb)

1. STVARANJE

Biva to tako: čežnja svojeglava;
I otkucaji nekog časovnika;
Daleki udar groma što jenjava.
Neznane glase nekih zatočnika
Kao u jaucima, možda, čujem,
I zatvara se neki tajni luk,
Ali iz mora zvona koja bruje
Izranja jedan, pobednički zvuk.
Sve okolo je nepovratno muklo,
Do trave rast se čuje iz dubrave
I kako s vrećom hoda zlo podmuklo...
A onda se i brzo reči jave
I signal rima zvonko se ukaže –
Sve mi postaje jasno, sve se sveže,
Po stih za stihom počne da se slaže
Na listu moje sveske belosnežne.

3. novembar 1936.

2.

Šta će mi oda borbeno potresna
Ili elegija što setu budi.
Pesma i mora biti neumesna,
Skroz različita no u drugih ljudi.

Da znate iz kakvih sve otpadaka
Izrastu pesme, bez srama i stida,
K΄o žuti valovi sa maslačaka,
K΄o loboda i čičak ispod zida.

Ljutiti povik, katrana dah težak,
Na zidu neka zagonetka plesan...
I stih već zvoni, izazovan, nežan,
I vas i mene obraduje pesma.

21. mart 1940.

3. MUZA

Kako trpeti brigu ovu,
A još je i Muzom zovu,
Kažu: „S njom bereš šarno cveće...“
Kažu: „To ti znak s neba sleće...“
Strese te od groznice žešće,
A ipak si – čak leto – bez reči.

4. PESNIK

taj posao ništa ne košta –
I lako i ugodno to je:
Prislušneš iz muzike što-šta
I predstaviš k΄o nešto svoje.

I veseli skerco od nekog
U stihove neke sakrivaš
I kuneš se da srce meko
To ropće sa bleštavih njiva.

A posle ćeš goru već čuti
Od tobože ćutljivih jela,
Dok zavesom pokretnom muti
Magluština beskrajno bela.

Uzimam sleva i zdesna
Sve što ću bez kajanja moći,
Po trunku od lukavog sveta,
I sve – od tajca u noći.

Leto 1959. Komarnovo

5. ČITALAC

Nesrećan ne sme da se čini,
Još više, ne zatvoren. O, ne!
Da bude jasan okolini,
Pesnik je sa svakim otvoren.

Pod njime je rampa, kad stane,
I mrtvilo pusto, i svetla,
Lajm-lajta nezagrejan plamen
Na čelo mu istisne pečat.

Koliko je sumraka noći,
Svežine što senke je tvore,
I tamo su neznane oči
Do svitanja što sa mnom govore,

Zbog nečeg me uporno kore,
U nečem su saglasne sa mnom...
Ta ispovest izbija gore,
K΄o nema vrelina u tamnom.

Zemaljski vek je skorotečan
I usko je ocrtan krug,
Taj krug nepromenljiv i večan –
Neshvatljivi pesnikov drug.

Leto 1959.

6. POSLEDNJA PESMA

Jedna je, k΄o da je uznemiren grom
Uleteo sa dahom života u dom,
Smeje se, u duši dira,
Okreće se i aplaudira.

Druga se u ponoćnoj tišini rađa,
I ne zanm otkud mi se to prikrada,
Da s praznog ogledala dubi
Sa nekim mrmljanjem grubim.

A ima ih: sred bela dana se digle,
K΄o da me uopšte i ne vide nigde,
Po belom papiru se pene,
K΄o voda u vrelu sa stene.

Il΄ opet:
Kad tajna se vrti u krug –
Ni zvuk, niti boja, ni zvuk –
I brusi se, vije i menja bez reda,
No živa u ruke se na da.

Al΄ to!... svu krv popie to u čoveka,
K΄o devojčica zla ljubav, nekad,
I, ne htevši ni sa mnom da razgovara,
Povrati se ona onemoglost stara.

I to bi najstrašnije u mome veku,
Jer ode, i tragovi za njime teku
Ka nekoj nedođiji od pre,
A ja bez njega... mrem.

1. decembar 1959. Lenjingrad

7. EPIGRAM

Da li je mogla Biče k΄o Dante da tvori,
Da Laura peva ljubavni žar ljuti?
Ja naučih ženu da govori...
Al΄ kako je naterala da zaćuti!

1958.

8. O  STIHOVIMA

Vladimiru Narbutu

To je – što se iz nesanice cedi,
To je – krivih sveća šmek,
To je – sto zvonara bledih
Prvi jutarnji jek...
To su – prozorske daske vrele
K΄o černigovske lune zrak,
To je – detelina, to su – pčele,
To je prašina, vrelina i mrak.

April 1940.

10. MNOGO…

Mnogo šta još, verovatno, hoće
Da s mojim glasom pesmu ima:
Ono što je beslovensko klokće,
Il΄ u tami zemnoj kamen glođe,
Il΄ izbija ispod mutnog dima.
Nemam raščišćene još račune
S plamenom, vetrom i s vodom...
Zbog toga mi san nenadno grune,
Otvori mi kapije što bune,
Iza zvezde jutarnje što vode.

1942. Taškent



FeltöltőP. T.
Az idézet forrásahttp://feherilles.blogspot.hu

minimap